Домой / Инвестиции / Денежный поток инвестиционного проекта: правила определения и примеры

Денежный поток инвестиционного проекта: правила определения и примеры

Денежный поток инвестиционного проекта: правила определения и примеры

Денежный поток инвестиционного проекта

Инвестиции для начинающих

Для чего осуществляются инвестиции? Понятно, что одной из главных целей инвестиционного проекта зачастую является получение дополнительного дохода. Инвестор предполагает, что за вложение своих ресурсов, например, финансовых или временных, он получит дополнительный денежный поток (Cash Flow).

Тогда встает вопрос, что такое денежный поток инвестиционного проекта, каких видов он бывает и как правильно его рассчитать. Разберемся с этими вопросами подробно.

Что такое денежный поток проекта?

В конечном итоге инвестора интересует эффективность проекта. Но она напрямую зависит от времени, на протяжении которого будет производиться оценка.

Таким образом, эффективность инвестиционного проекта оценивается в течение расчетного периода, охватывающего временной интервал от начала проекта до его прекращения.

Именно этот расчетный период и называется горизонтом расчета.

Расчетный период разбивается на шаги – отрезки, в пределах которых производится агрегирование данных, используемых для оценки финансовых показателей.

Следовательно, за шаги расчета могут быть приняты: года, кварталы, месяцы и т.д.

Однако, надо понимать чем мельче шаг, тем более, с одной стороны, более точными будут расчеты, а, с другой стороны, увеличение количества периодов приведет к повышению трудоемкости расчетов, а следовательно и к увеличению финансовых затрат.

Денежный поток инвестиционного проекта – это зависимость от времени денежных поступлений и платежей при реализации инвестиционного проекта, определяемая для всего расчетного периода (на каждом шагу расчета).

На каждом шаге значение денежного потока характеризуется:

  • притоком , равным размеру денежных поступлений на этом шаге;
  • оттоком, равным платежам на этом шаге;
  • сальдо (активным балансом, эффектом), равным разности между притоком и оттоком.

Виды потоков (Cash Flow)

Денежные потоки от операционной деятельности – потоки, являющиеся результатом тех операций, которые не являются операциями по инвестиционной или финансовой деятельности компании.

Операционная деятельность включает всю основную деятельность компании.

Денежные потоки от финансовой деятельности – поступления и выплаты денежных средств, связанные с привлечением дополнительного акционерного или паевого капитала, получением долгосрочных и краткосрочных кредитов и займов, уплатой в денежной форме дивидендов и процентов по вкладам собственников и некоторые другие денежные потоки, связанные с осуществлением внешнего финансирования хозяйственной деятельности предприятия.

Денежные потоки от инвестиционной деятельности – потоки от инвестирования предприятием средств в финансовые активы и основные средства (здания, сооружения и оборудование) или продажи таких активов.

Суммарный денежный поток состоит из потоков от отдельных видов деятельности: операционной, финансовой, инвестиционной.

Следовательно, формула потока будет выглядеть следующим образом:

Денежный поток инвестиционного проекта: правила определения и примеры

Таким образом, чтобы определить денежный поток предприятия в целом или поток от конкретного проекта, надо сложить потоки от 3 видов деятельности: операционной, инвестиционной и финансовой.

Примеры положительных и отрицательных потоков от различных видов деятельности

Примеры положительных и отрицательных потоков от различных видов деятельности

Денежный поток от операционной деятельности

Этот вид потока образуется в результате осуществления основой деятельности предприятия.

Операционными расходами являются:

  • расходы, связанные с передачей в аренду активов;
  • расходы, связанные с продажей, выбытием и прочим списанием основных средств и иных активов;
  • проценты по кредитам и займам;
  • расходы по оплате услуг кредитных организаций;
  • отчисления в резервы.

Денежный поток от финансовой деятельности

Финансовый поток напрямую связан с финансовой деятельностью предприятия, в рамках которой идет привлечение финансовых ресурсов для осуществления инвестиционного проекта.

Эти ресурсы могут быть собственными, когда инвестор вносит свои активы, и заемными. В качестве заемных ресурсов могут выступать, например, банковские кредиты или же займы.

Соответственно, если бизнес открывался за счет заёмных средств, то погашение тела кредита, будет отражаться в финансовом потоке.

Однако, следует обратить внимание, что проценты по кредиту относятся к операционной деятельности.

Наименование показателяшаг 0шаг 1шаг Т
1. Собственный капитал
2. Краткосрочные кредиты
3. Долгосрочные кредиты
4. Погашение задолженностей по кредитам
5. Выплата дивидендов
6. Чистый денежный поток от финансовой деятельности
(п.1 + п.2 + п.3 – п.4 – п.5)

Денежный поток от инвестиционной деятельности

Отрицательный денежный поток отражает затраты на запуск проекта. Тогда как положительный поток обусловлен реализацией оставшегося оборудования, сокращением оборотного капитала и т.д.

Наименование показателяшаг 0шаг 1шаг Т
1. Закупка основных средств
2. Пополнение оборотных средств
3. Реализация старого оборудования
4. Сокращение оборотного капитала
5. Чистый денежный поток от инвестиционной деятельности
(п.3 + п. 4 – п.1 – п.2)

Упрощенная схема расчета денежных потоков от реализации инвестиционного проекта:

Таким образом, денежный поток проекта упрощенно может быть рассчитан по следующему алгоритму:

    ;
  1. Прирост выручки;
  2. Прирост / сокращение операционных расходов (без амортизации);
  3. Изменение амортизационных отчислений;
  4. Изменение доходов до налогообложения (п. 2 – п. 3 – п. 4);
  5. Изменение налога на прибыль (п.5 * 20%);
  6. Изменение чистой прибыли (п.5 – п. 6);
  7. Изменение амортизационных отчислений;
  8. Чистый доход от реализации инвестиционного проекта (денежный поток от операционной деятельности) (п.7+п.8).

Следует заметить, что в алгоритме фигурирует именно изменение показателей. Это связано с тем, что в расчет должны браться только показатели по новому проекту.

Например: Если у рамках существующего бизнеса вы решили открыть еще одно направление, то инвестиции, выручка, текущие затраты и т.д., необходимо брать только по этому новому бизнесу.

То есть, если у Вас, например, был кондитерский цех, который производил пирожное, а Вы решили запустить линию по производству тортов, то и выручка и затраты для оценки эффективности проекта необходимо брать именно по этому направлению.

Это и понятно, ведь выручку от продажи пирожного предприятие и так получало. С точки зрения бизнеса интересна эффективность нового проекта.

Пример расчета чистого денежного потока и чистого дохода инвестиционного проекта

Зная, что кумулятивный денежный поток складывается из потоков от трех видов деятельности, можно легко на примере его рассчитать.

Пример расчета чистого денежного потока и чистого дохода инвестиционного проекта

При этом необходимо понимать, что бизнес-проект не сможет функционировать в условиях отрицательного кумулятивного потока, так как возникнут кассовые разрывы. Следовательно, если на каком-то шаге прогнозируется отрицательный накопленный денежный поток, то в проект необходимо привлечь дополнительное финансирование.

Дисконтирование денежных потоков: что и за чем…

Однако в связи с тем, что инвестиционные проекты зачастую бывают достаточно длительными, они не могут не подвергаться инфляции.

Инфляция присуща любой стране и влияет на обесценение денежной массы. А следовательно, денежные потоки также обесцениваются за счет инфляции. И на 1000 рублей через 5 лет инвестор сможет купить гораздо меньше товаров.

Поэтому для более точной оценки эффективности инвестиций с учетом фактора времени принято дисконтировать потоки проекта. Для этого необходимо использовать ставку дисконтирования (норму прибыли).

Ниже, нажав на кнопку, можно проверить, насколько хорошо Вы разбираетесь в

CFROI: деньги важнее бухгалтерской прибыли

Даже EVA не лишена недостатков

Показатель EVA, содержание которого мы обсуждали в статье «EVA: три буквы с большим экономическим смыслом» , базируется на расчете величины экономической прибыли компании, которая в свою очередь (при том, что ее значение «противопоставляется» бухгалтерской прибыли) получается определенными корректировками данных бухгалтерского учета. Методы бухгалтерского учета, позволяющие исчислить прибыль фирмы, объединяет метод начис­ления в признании доходов и расходов, «разрывающий» данные о прибыли фирмы и информацию о ее денежных потоках.

И вот именно «акцент на прибыль и игнорирование денежных потоков» ([1], стр. 195) является, по мнению ряда специалистов, «одним из недостатков показателя EVA» ([1], стр. 195).

«Некоторые финансовые консультанты» ([1], стр. 195), отмечает Т.В. Теплова, видят в ориентации показателя EVA на значение прибыли и отсутствии, следовательно, непосредственной связи с денежными потоками, «серьезный недостаток» ([1], стр. 195). Эти консультанты «продвигают в качестве ключевого показателя системы финансовых индикаторов показатель CFROI» ([1], стр. 195).

Новый англо-русский толковый словарь «Финансовые рынки» ([2]) определяет CFROI (cash flow return on investment) как «доходность инвестиций на основе денежного потока» или «денежную доходность инвестиций», определяемую как «отношение скорректированного на инфляцию денежного потока от операционной деятельности к скорректированному на инфляцию размеру инвестиций (величине инвестиционных расходов)» ([2], стр. 142).

CFROI как внутренняя норма дохода

По определению А. Дамодарана (A. Damodaran), показатель «CFROI (cash flow return on investment) фирмы — это внутренняя норма дохода по существующим инвестициям, основанная на реальных денежных потоках. Для того, — продолжает автор, — чтобы можно было судить о качестве этих инвестиций, обычно их следует сравнивать с реальной стоимостью капитала» ([3], стр. 1169).

Напомним, «внутренняя норма дохода (внутренняя норма доходности, внутренняя норма прибыли) — internal rate of return, IRR — показатель, используемый для оценки эффективности инвестиции и численно равный значению ставки дисконтирования, при которой чистая дисконтированная (приведенная) стоимость инвестиционного проекта (NPV) равна нулю» ([4], стр. 126). «Показатель IRR измеряется в процентах и означает максимально допустимый уровень затрат по финансированию проекта, при достижении которого реализация проекта не приносит экономического эффекта, но и не дает убытка» ([4], стр. 127).

В определении, которое приводят В.В. Ковалев и Вит.В. Ковалев, «чистая дисконтированная стоимость (Net Present Value, NPV) — критерий, применяемый для оценки инвестиционных проектов и исчисляемый как разность между величиной дисконтированного возвратного потока и исходной инвестицией. . В основе данного метода оценки, — пишут авторы, — заложено следование основной целевой установке, определяемой собственниками компании, — повышение ценности фирмы, количественной оценкой которой служит ее рыночная стоимость, а целесообразность принятия проекта как раз и зависит от ответа на вопрос, будет ли иметь место приращение ценности фирмы в результате реализации проекта. Метод, — отмечают В.В. Ковалев и Вит.В. Ковалев, — основан на сопоставлении величины исходной инвестиции (IC) с общей суммой дисконтированных чистых денежных поступлений, генерируемых ею в течение прогнозируемого срока. Поскольку приток денежных средств распределен во времени, он дисконтируется с помощью ставки r, устанавливаемой аналитиком (инвестором) самостоятельно исходя из ежегодного процента возврата, который он хочет или может иметь на инвестируемый капитал» ([4], стр. 721).

Авторы приводят следующую методику расчета показателя NPV.

«Пусть делается прогноз, что инвестиция (IC) будет генерировать в течение n лет годовые доходы в размере CF1, CF2, . CFn. Общая накопленная величина дисконтированных доходов (present value, PV) и чистая дисконтированная стоимость (net present value, NPV) соответственно рассчитываются по формулам:

Денежный поток инвестиционного проекта: правила определения и примеры

«Имея в виду упомянутую выше основную целевую установку, на достижение которой направлена деятельность любой компании, можно, — продолжают авторы, — дать экономическую интерпретацию показателя NPV с позиции ее собственников, которая определяет и логику соответствующего критерия:

  • если NPV < 0, то в случае принятия проекта ценность компании уменьшится, то есть собственники компании понесут убыток, а потому и проект следует отвергнуть;
  • если NPV = 0, то в случае принятия проекта ценность компании не изменится, то есть благосостояние ее собственников останется на прежнем уровне; иными словами, проект в случае его реализации не приносит ни прибыли, ни убытка, а потому решение о его целесообразности и приемлемости должно приниматься на основании дополнительных аргументов;
  • если NPV > 0, то в случае принятия проекта ценность компании, а, следовательно, и благосостояние ее собственников увеличатся; поэтому проект следует принять» ([4], стр. 722).

Здесь следует отметить, что такая трактовка как бы приравнивает инвестиционный проект, об NPV которого идет речь, и компанию, утверждая непосредственную связь между результативностью конкретного проекта и динамикой «ценности компании» в целом. Также, относительно чисто гипотетической ситуации, в которой допускается, что NPV = 0, говорится о необходимости принятия решения на основе «дополнительных аргументов». Но, если под инвестиционным проектом понимается не компания в целом, то почему «дополнительные аргументы» не могут повлиять и на решение в ситуации, когда NPV < 0?

Однако, это детали, а общий смысл показателя NPV в данной трактовке может быть определен как прогнозирование в определенном смысле прибыли от проекта, которая исчисляется как разность между денежными поступлениями от его реализации и первоначальными вложениями в проект, приведенными друг к другу с учетом фактора временной ценности денежных средств.

Четыре элемента А. Дамодарана

Согласно Дамодарану, показатель CFROI рассчитывается на основе «четырех элементов исходных данных» ([3], стр. 1169-1170): валовые инвестиции (GI — gross investment), валовые денежные потоки (GCF — gross cash flow), ожидаемый срок службы активов, и ожидаемая ликвидационная стоимость активов (SV — salvage value).

«Первый элемент — это валовые инвестиции (GI — gross investment), имеющиеся у фирмы в существующих активах, которые получаются путем прибавления к балансовой стоимости накопленного износа и корректировки для учета инфляции» ([3], стр. 1169-1170).

В этом определении понятия «инвестиции» и «активы» практически приравниваются друг к другу.

Online Business Dictionary дает следующее определение термину gross investment:

«The amount a company invests in business assets that does not account for any depreciation. The gross figure more accurately reflects the company’s actual financial commitment to an asset from which it can derive a return on investment».

Это определение можно перевести следующим образом: «Сумма, которую компания инвестирует в бизнес — активы [активы, приносящие доход], не учитывающая [их] амортизацию. Эта величина является наиболее точной оценкой той стоимости активов, которая может формировать доход от инвестиций».

Такой в определенной степени не буквальный перевод связан с использованием здесь понятия «actual financial commitment to an asset». Фактически речь идет о текущей стоимости замещения активов. Это понятие может рассматриваться как синоним термина «capital commitment», то есть «allocation of funds for a possible liability in the near future arising out of capital expenditure», что можно перевести как «объем средств, который может потребоваться в ближайшем будущем для капитальных затрат».

Если говорить о возможности использования для получения этой величины данных бухгалтерского учета, то наиболее подходящей может быть признана оценка соответствующих активов по справедливой стоимости.

Приравнивание понятий «активы» и «инвестиции» оправдано с позиций оценки учетных данных для принятия управленческих решений. Именно в активах (за исключением непосредственно денежных средств) отражаются объекты вложений (инвестиций) фирмы. Любые расходы, отдача от которых в виде получения доходов ожидается в будущих отчетных периодах, признаются в качестве активов в балансе компании. Начисление амортизации согласно принципу соответствия доходов и расходов превращает их оценку в величины еще не списанных в уменьшение прибыли активов. Оценка по справедливой стоимости отражает их текущую ценность как ресурсов, приносящих компании доход. Поэтому именно сопоставление с оценкой по справедливой стоимости величины, которая будет принята как показывающая отдачу от их использования (инвестиций в них) — прибыль, денежный поток, или что-либо иное — будет наиболее соответствовать идее измерения эффективности. В данном случае — это отдача от инвестиций в виде денежных потоков.

«Второй элемент исходных данных — валовые денежные потоки (GCF — gross cash flow), заработанные в текущем году по этим активам, они обычно определяются как сумма операционной прибыли фирмы после уплаты налогов и независимых от прибыли затрат, таких, как износ и амортизация» ([3], стр. 1170).

Следует обратить внимание, данный перевод текста Дамодарана представляет весьма неоднозначный алгоритм расчета величины GCF. Рассмотрение амортизации как «ненастоящих» затрат, не связанных с денежными потоками — широко распространено в методиках исчисления так называемой «экономической прибыли». Действительно, вычитаемые из доходов суммы амортизации в текущем отчетном периоде не отражают денежных выплат фирмы. Исходя из этого, о них говорят, как о приуменьшающих прибыль. Распростра­нено мнение, согласно которому амортизация скрывает подлинное значение прибыли как разности между доходами и расходами периода — поступлениями и выплатами.

Это утверждение будет верным тогда и только тогда, когда прибыль будет исчисляться исключительно на основе денежных потоков, и, следовательно, затраты на приобретение амортизируемых активов не будут капитализироваться (распределяться между отчетными периодами, входящими в срок их (активов) полезного использования).

Но! Многие методы расчета экономической прибыли представляют собой ряд корректировок величины именно бухгалтерской прибыли, то есть прибыли по данным бухгалтерского учета. А эта величина исчисляется согласно допущению соответствия доходов и расходов и правилу начисления. Методы бухгалтерского учета предполагают, что затраты на амортизируемые активы не вычитаются из прибыли в периоде, в котором эти активы приобретаются. Они капитализируются и уменьшают прибыль тех периодов, в которых соответствующая часть затрат компании на их покупку приносит ей доходы.

Несмотря на то, что доходы и расходы компании отражаются в ее бухгалтерском учете «по начислению», нормальная работа фирмы предполагает, что ее доходы превращаются в деньги, а обязательства перед кредиторами выплачиваются. Отсюда, прибыль фирмы за минусом налоговых выплат действительно отражает объем заработанных компанией средств, остающихся в ее (ее собственников) распоряжении. И с этой точки зрения (относительно возможной перспективы потратить заработанное «без оглядки» на непогашенные обязательства), величина амортизации как бы скрывает часть денег, заработанных фирмой и отражаемых величиной ее бухгалтерской прибыли.

Исходя из этого, вышеприведенный перевод текста Дамодарана относительно метода расчета величины GCF можно переформулировать следующим образом: «сумма операционной прибыли фирмы после уплаты налогов, увеличенная на величину таких затрат, как износ и амортизация».

«Третий элемент — это ожидаемый срок службы установленных активов (n) во время первоначальных инвестиций, различающийся для разных секторов, но отражающий срок получения прибыли от рассматриваемых инвестиций» ([3], стр. 1170).

В данном случае n — это то, что в бухгалтерском учете будет названо сроком полезного использования амортизируемого имущества.

«Последний элемент исходных данных — ожидаемая ликвидационная стоимость (SV — salvage value) активов в конце этого срока в денежном выражении на текущий момент времени. Обычно допускается, что она является долей первоначальных инвестиций, таких как земля и здания, которые не подвергаются износу и корректируется с учетом текущей стоимости денег» ([3], стр. 1170).

Алгоритм определения этой величины, предлагаемый в переводе работы Дамодарана, также требует комментария. Итак, здесь за величину ожидаемой ликвидационной стоимости внеоборотных активов предлагается принять справедливую стоимость объектов, не подлежащих амортизации. По всей видимости, это справедливо лишь для ситуации, когда ликвидационная стоимость амортизируемого имущества не является значимой (с точки зрения финансового положения фирмы) величиной.

«Денежные потоки на инвестиции (CFROI), — продолжает Дамодоран, — есть внутренняя норма дохода по этим денежным потокам (т. е. ставка дисконтирования, обеспечивающая равенство чистой приведенной стоимости валовых денежных потоков и ликвидационной стоимости к валовым инвестициям), поэтому они могут рассматриваться как составная внутренняя норма доходности в текущем денежном выражении» ([3], стр. 1170).

Иными словами, «CFROI есть внутренняя норма дохода, создающая равенство:

PV* (GCF + SV) = GI» ([3], стр. 1170).

Примечание:
* PV — сокр. present value.

«В альтернативном определении CFROI, — продолжает автор, — представлены как размер отложенных ежегодных платежей, позволяющих покрыть стоимость замещения актива по завершении проекта. Эти годовые платежи называют экономическим износом. . Тогда CFROI фирмы или подразделения могут быть записаны следующим образом:

CFROI = (валовые денежные потоки — экономический износ) / валовые инвестиции» ([3], стр. 1170-1171).

«Допустим, — приводит пример Дамодаран, — что вы имеете активы с балансовой стоимостью, равной 2431 млн. долл., создающие валовые денежные потоки в размере 390 млн. долл. [в год], с ожидаемой ликвидационной стоимостью (в текущем денежном выражении), составляющей 607,8 млн. долл., и сроком эксп­луатации 10 лет.

[Известно, что] CFROI = внутренняя норма дохода = 11,71 %.

[Таким образом,] традиционная мера CFROI — это величина, равная 11,71 %, а реальная стоимость капитала составляет 8 %. . [Оценка экономического износа] будет иметь следующий вид:

Экономический износ = (2431 млн. долл. — 607,8 млн. долл.) * (0,08) / (1,08 10 — 1) = 125,86 млн. долл.

CFROI = (390.00 млн. долл. — 125.86 млн. долл.) / 2431 млн. долл. = 10.87 %» ([3], стр. 1171).

Практика применения

«Авторство CFROI, — отмечает Т.В. Теплова, — принадлежит компании HOLT Valua Associates, которая зарегистрировала свою модель анализа и управления в виде торговой марки CFROI TM . После объединения HOLT Valua Associates с Boston Consulting Group (BCG) модель используется в финансовом стратегическом консультировании совместно. При применении модели консультантами ВCG вводятся некоторые модификации (например, связанные с отражением амортизации, инфляции)» ([1], стр. 195).

По мнению Дамодарана, «наиболее значительным вкладом, сделанным практиками, которые используют подход, основанный на CFROI, стала работа, которую они проделали в отношении того, как доход на капитал с течением времени движется в сторону стоимости привлечения капитала» ([3], стр. 1176).

Для рассмотренного нами подхода А. Дамодарана характерно, что он представляется с позиций оценки бизнеса, а следовательно, характеризуется рассмотрением в качестве объекта инвестиций именно фирмы (компании) в целом. Данное обстоятельство, наверное, и определяет то, что GI (gross investment) рассматриваются как имеющиеся у фирмы активы. И это делает возможным использование при расчете показателя CFROI данных бухгалтерского учета об активах компании.

Вместе с тем, включение в расчет данных об ожидаемой ликвидационной стоимости соответствующих активов, помимо наличия определенных временных рамок расчета, говорит о необходимости введения допущения того, что для реализации инвестиционного проекта будет использоваться совершенно определенный и ограниченный (конечный) набор конкретных активов. Но это практически невозможно в условиях действующего предприятия. Действующего предприятия, подчеркнем, не как принципа бухгалтерского учета, но как реально продолжающей свою деятельность во времени компании, работа которой предполагает постоянное обновление состава ее активов.

Такое допущение, конечно, значимо добавляет условности показателю CFROI. Также, понимание этой условности позволяет, в частности, говорить о том, что бухгалтерский принцип соответствия доходов и расходов (так критически оцениваемый сторонниками новых «экономических» показателей) — это метод исчисления прибыли, позволяющий в определенном смысле «совместить несовместимое». С одной стороны, это задача исчисления определенной величины прибыли (убытка) за период как суммы денежных средств, подлежащей фактическому распределению. С другой — необходимость учитывать непрерывность работы компании, в которой условностью будет утверждать, что «вот сейчас один инвестиционный проект закончился и начался новый».

Согласитесь, даже, если например, производственная фирма решает инвестировать свои средства в ценные бумаги, и доход по ним будет справедливо рассматривать как доход по данным инвестициям, а стоимость приобретения как инвестиции в них, — очевидно, что эти операции станут возможными только благодаря работе компании в целом как производственного предприятия. И, следовательно, возможность вложения в ценные бумаги в этом случае в определенном смысле будет обеспечиваться вложениями в производственное оборудование.

Иными словами, любые операции определенной фирмы обеспечиваются теми средствами, которые вкладываются в ее существование как именно такой фирмы (определенных масштабов, видов деятельности, структуры средств и источников их финансирования и проч.) — то есть, фирмы в целом. Отсюда, рассмот­рение каких-либо отдельных элементов деятельности компании как характеризующихся обособляемыми доходами и расходами — всегда будет условно. При этом, рассмотрение тех же самых конкретных операций в контексте деятельности компании в целом, как правило, будет либо недостаточно информативным, либо просто бессмысленным.

Это можно сравнить с лечением человеческого организма. Нельзя, например, лечить сердце, не принимая во внимание, что сердце — это часть нашего организма в целом, и, например, неправильное питание способно повлиять не только на наш желудок, но и на наш пульс. Но при этом, как правило, мы идем на прием именно к врачу, специализирующемуся на какой-то конкретной из наших «частей».

Также и с компанией, и с характеризующими ее показателями. Любой из них условен и связан с определенными границами и допущениями. Ни один из них не способен охарактеризовать компанию в целом. Но именно эти условности, давая ограниченные характеристики отдельных аспектов работы компании, позволяют нам принимать решения, обеспечивающие успешное продолжение деятельности именно фирмы в целом.

Это утверждение, на наш взгляд, в полной мере относится как к любым данным бухгалтерской отчетности и/или рассчитываемым на их основе аналити­чес­ким показателям, так и к показателям финансового менеджмента, преподносимым публике в качестве альтернативных «старым бухгалтерским».

Итоги

Вы, уважаемые читатели, наверное, обратили внимание, что наиболее часто звучащая критика моделей компании, формируемых на основе данных бухгалтерского учета, апеллирует к тому обстоятельству, что эти данные, основываясь на уже произошедших хозяйственных фактах, обращены в прошлое, тогда как, принимая управленческие решения, нужно смотреть в будущее.

Но на момент принятия решений будущего просто не существует. Нам неоткуда взять данные о, например, будущих денежных потоках, кроме как только спрогнозировать их. Значит, это всегда будут данные об ожидаемых денежных потоках. Эти ожидания всегда будут связаны с введением в наши рассуждения ряда допущений о том, что в будущем будут происходить те или иные события, или о том, что действие ряда известных нам факторов сохранит свой характер и/или изменит его.

И вот тут, нужно сказать, что именно данные бухгалтерского учета могут служить замечательной основой построения таких прогнозов, так как формы бухгалтерской отчетности, основанные, в частности, на классификации счетов бухгалтерского учета, как раз и характеризуют динамику определенного набора факторов (доходы, расходы, денежные потоки, объем используемых активов, структуру источников финансирования деятельности и т. д.), оценка которых за ряд периодов позволяет формировать наиболее вероятный прогноз их (факторов) значений в будущем.

Заканчивая эти несколько публикаций, посвященных отчасти современным, отчасти модным, отчасти новым и, несомненно, важным для принятия экономических решений показателям (моделям) финансового менеджмента, хочется пожелать использующим их специалистам чрезмерно не увлекаться ни внедрением новаций, отвергающих все что можно «старое», ни отстаиванием «проверенных веками» бухгалтерских традиций.

Литература:

1. Т.В. Теплова. Эффективный финансовый директор — М.: Юрайт, 2016.
2. Новый англо-русский толковый словарь «Финансовые рынки» под ред. Т.Е. Апанасенко и М.А. Сторчевой — СПб.: Экономическая школа, 2004.
3. А. Дамодаран. Инвестиционная оценка: Инструменты и методы оценки любых активов; Пер. с англ. — 3-е изд. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2006.
4. В.В. Ковалев, Вит.В. Ковалев. Корпоративные финансы и учет — 2-е издание. М.: Проспект, 2012.

Источник https://investolymp.ru/denezhnyj-potok-investiczionnogo-proekta.html

Источник https://buh.ru/articles/documents/61666/

Источник

Проверьте также

Фьючерсы на S&P 500 падают на 2,5% после повышения ставок от ФРС

Фьючерсы на S&P 500 падают на 2,5% после повышения ставок от ФРС

Медведи царят на рынке — фьючерсы на S&P 500 под давлением повышения ставок от ФРС ...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.